HomePage
Карта сайта
Как со мной связаться?
Отправить мне E-mail
Анкетные данные автора
Кафедра анестезиологии и реаниматологии СПб МАПО
Специализация автора
Профессиональное увлечение автора
Научные публикации автора
Личный политический опыт автора
Культура, язык, история СССР
Технические идеи, до окторых пока не дошли руки
Кое-что о Лебединских...

ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ:

ПРЕПОДАВАНИЕ И ПРАКТИКА

...

Организационные и методические аспекты последипломной подготовки анестезиологов–реаниматологов – тема отдельного анализа. Здесь мы хотели бы лишь отметить важность и сложность соблюдения оптимальной пропорции между систематизацией базовых знаний специалистов и преподаванием действительно новых концепций, подходов и методик. К сожалению, состояние фундаментальной подготовки практикующих врачей в области прикладной анатомии, физиологии и фармакологии часто оставляет желать лучшего.

Нередко приходится сталкиваться с тем, как опытные специалисты корригируют снижение РаО2 увеличением минутной вентиляции, переливают свежезамороженную плазму для коррекции онкотического давления плазмы или обеспечивают белковое питание инфузией альбумина. Я уже не говорю о внезапных экзотических открытиях – например, оксигенации гемоглобина в легких лишь атомарным кислородом, связи глобулярного объема с глобулинами плазмы или впадении подключичной вены в нижнюю полую и т.п. Ясно, что такие представления делают разговор о профессиональных новациях абсолютно беспредметной и даже опасной формальностью.

Американский кардинал James Gibbons (1834–1921) когда-то сказал, что «образование приносит пользу только тем, кто к нему подготовлен. Впрочем, им оно почти не нужно…» По-видимому, сказанное в полной мере приложимо и к процессу профессионального совершенствования, точнее, к соотношению его формальной и неформальной (внеаудиторной) сторон.

Совершенно необычной проблемой образования в сегодняшней России является то, что его приходится осуществлять в условиях клерикального и оккультного информационного прессинга. Казалось бы, что тут нового и, тем более, угрожающего? Рационалистическая и религиозно-мистическая парадигмы всегда сосуществовали на началах своего рода дуалистического паритета: соответствующие им потоки общественного сознания разделялись примерно так же, как естественнонаучный и богословский факультеты мирно уживались под крышей одного университета. Образовательный взрыв советской эпохи стал одним из немногих исторических примеров гегемонии естественнонаучного миропонимания, тогда как примеры и последствия торжества клерикальной тенденции известны гораздо более широко – от Иоанна Лейденского, Кальвина и Савонаролы до имама Хомейни.

Своеобразие нынешней России заключается в том, что иррационалистическое мировоззрение активно вторгается в такие области жизни, которые традиционно являлись прерогативой естественных наук. Тенденция, робко проявлявшая себя уже в поздне-советские годы стихийным отрицанием официозного диамата, наивным ницшеанством Беллы Ахмадулиной и Андрея Вознесенского, сумбурным самиздатом об НЛО, барабашках и телекинезе, развернулась сегодня до масштабов серьезной угрозы перспективам образования и науки — а значит, и будущему страны.

Речь идет не об ограничении свободы совести, а о защите, если угодно, общественного здравого смысла. Очевидно, что естественнонаучная и религиозная парадигмы кардинально отличаются с точки зрения концепции причинности. Если в первой причины реальности категорически исчерпываются ею самой, то неотъемлемой частью религиозного миропонимания, его краеугольным камнем, является признание реальности чуда, причина которого не только по определению логически непостижима, но сама попытка ее постижения заведомо бесплодна и предосудительна как посягательство на веру. Попытки дуалистически «увязать» религиозное мировоззрение с естественнонаучным несостоятельны хотя бы потому, что водораздел между областями приложения одного и другого проводит при этом человек, бесцеремонно вторгаясь, с точки зрения религиозной парадигмы, в прерогативы Божественного разума…

Формирующаяся агрессивная информационная среда, в создании которой сегодня лидирует телевидение, оставляет мало надежд на мирное сосуществование оккультизма с наукой и образованием. Достаточно сказать, что в таком центре культуры, каким был Ленинград, вот уже два года успешно продается прибор под названием «измеритель нравственности» , а власти выдают государственные лицензии оккультным целителям.

Проект преподавания в школе «Основ православия» – приснопамятнаго Закона Божiя! – проталкивается у нас несмотря на то, что Декрет Совнаркома об отделении церкви от государства и школы от церкви никто не отменял. Я уже не говорю о триумфальном возвращении к нам теней Иоанна Кронштадтскаго и Константина Петровича Победоносцева – этого Суслова эпохи Александра III – характеристики которых у Брокгауза и Эфрона (1907), казалось бы, расставляли все точки над “i”… «Феномен отдачи» сегодня столь всеохватен, что складывается ощущение, будто рационалистический детерминизм Лапласа или common sense сэра Фрэнсиса Бэкона тоже были порождением Великого Октября.

Вопросы наших слушателей на лекциях и семинарах все чаще заставляют вспоминать известную теорему о неполноте Курта Гёделя (1931): каждая знаковая система (профессиональный язык медицины не является исключением!) позволяет сформулировать положение, которое средствами этой знаковой системы не может быть ни опровергнуто, ни доказано. Информационное воздействие на препараты и растворы, торсионные, информационные и астральные биополя, тонкое тело и экстрасенсорные энергии, присутствие непосредственно в ОРИТ образoв и священников, к сожалению, становятся повседневным информационным фоном для нашей специальности.

Автору довелось быть свидетелем трагикомической ситуации, когда родственники пожилой пациентки – правоверной мусульманки – заявили резкий протест администрации отделения, связав развитие послеоперационного осложнения с присутствием в палате православных икон. В этом же отделении интенсивной терапии, между прочим, священник-энтузиаст время от времени занимается изгнанием духов умерших больных…

Как справедливо заметил профессор-терапевт Н.В. Эльштейн (1983), если мы не можем научить врача, как нaдо думать , то, по крайней мере, должны научить его, как думать нe следует . К сожалению, ясная логическая связь вещей, – неважно, в версии ли Энгельса, Декарта или Аристотеля, – нередко подменяется сегодня то агностицизмом, то метафизикой, то паранаукой, а то и просто известной коллизией «В огороде бузина, а в Киеве дядька!» . Волнующее ожидание религиозного, мистического или оккультного чуда , особенно объяснимое в нелегкое время перемен, не должно затушевывать важности рационалистического, естественнонаучного миропонимания для формирования полноценного специалиста в такой экстремальной сфере, какой является анестезиология–реаниматология.

Может быть, кому-то сказанное нами покажется своего рода технократической декларацией, посягающей на мировоззренческий плюрализм. Пусть так – мы не будем возражать, тем более что совершенно необходимые в рамках нашей специальности философские и гуманистические реминисценции не должны противоречить развитию того сплава физиологии, технологий и здравого смысла, который, вообще говоря, изначально создал для них сколько-нибудь реальную почву. Кроме того, как совершенно справедливо заметил один из столпов нашей демократии Г.А. Явлинский, «плюрализм в отдельно взятой голове – это шизофрения».

Изложенные позиции в развитии и взаимосвязи положены в основу преподавания анестезиологии кафедрой Санкт-Петербургской МАПО. Их практическим воплощением являются методики и подходы, внедренные на базах кафедры в последние годы – использование антагонистов бензодиазепиновых (флумазенил) и агонистов центральных дофаминовых (бипериден, амантадин) рецепторов, аденозиновая аналгезия (в том числе впервые в мире при резекции пищевода и удалении феохромоцитомы), схема предупреждения воспалительного ответа на операционную травму, методика анестезии у больных миастенией, предполагающая раннюю экстубацию, мониторинг интегральной реограммы тела. Так обозначенные нами подходы и их позитивные результаты наглядно демонстрируются врачам–слушателям и клиническим ординаторам в лекциях, семинарах и повседневной клинической работе.

Исключительное внимание профессиональным инновациям уделяется в программе специального цикла «Новые технологии в анестезиологии и реаниматологии», проводимого нашей кафедрой ежегодно с февраля 2003 г. и вызывающего значительный интерес анестезиологической общественности города. Как и большинство других циклов кафедры, он обеспечивается специальным сопроводительным материалом в виде структурированных конспектов лекций и семинаров, который, по отзывам наших слушателей, существенно облегчает усвоение новых взглядов, концепций и методик.

 

Основная использованная литература

 

 

© К.М. Лебединский, 2005

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии на злобу дня
Page with essential information in English
Свежие и обновленные материалы сайта